Андрей Белов

Работы
БИО
Выставки
Рецензия критика
Родился в 1961 году, г. Минск.

Окончил отделение монументальной живописи Белорусской Академии Искусств.

Участник Объединения «Форма» (1987−1990 гг.).

Участник объединения Concept/Art/Confession group с 2010 г.

С 2016 года сотрудничает с галереей АртПорт.
Назад
Андрей Белов: «искусство — это спасение от смерти».

Андрей Белов — неординарное явление в современном искусстве, художник, обостренно воспринимающий окружающую действительность и реагирующий на ее вызовы. Концепция его творческого бытия во многом альтернативна настроениям и установкам сегодняшней арт-среды, в основном нацеленной на погоню за успехом. В своем искусстве он абсолютно не конъюнктурен, а в жизни — равнодушен к рекламе, пиару, к материальному благополучию.

Андрей Белов замкнут на своем деле, целиком погружен в свое творчество — все остальное в повседневном бытовом контексте для него во многом призрачно, не очень интересно и не очень важно. Так уж выстроена его система ценностей. Это вовсе не значит, что его мало интересует окружающий мир. Напротив, он сосредоточен на самой драматичной и болезненной проблеме современности — возможной потере человеком своей индивидуальности, потере себя как свободной, мыслящей личности в стандартизированном жизненном пространстве эпохи всемирной глобализации. Инерционно-пассивное существование большинства людей, зомбированных идеологией «счастья» общества потребления, лишившихся своей «субъектности» и превратившихся в имитации, в пустые знаки (симулякры), философ Мераб Мамардашвили назвал «антропологической катастрофой» современности. Эта тема лейтмотивом проходит через многие произведения Андрея Белова. «Быть» человеку или «существовать», осознанно противостоять гибельному самуму жизни или безвольно подчиниться этому знойному смертоносному ветру пустыни и нестись в бездумном забытьи по его волнам. Этические и социальные аспекты искусства для художника чрезвычайно важны. В картинах «Самум» (1991); «Теорема» (1995); «Пока болит — ты жив» (2014); «Час волка» (2014); «Кинг» (2016) Андрей Белов передает смятение и боль человека, осознающего себя в ситуации, где он находится во власти сил, отнимающих у него доверие и способность к мышлению, к действию, и в конечном итоге — отнимающих у него жизнь.

Искусство в понимании Андрея Белова — это всегда бунт художника против данности «сущего» и это спасение от смерти, противостояние смерти. Искусство позволяет человеку презреть неминуемую конечность жизни и осознанно, подчиняясь только собственной воле и собственному целеполаганию, совершать действия и выбирать образ своего бытия. Только в этом случае заявление: «Я есть», — продолжает звучать в космосе исторической памяти даже после физического исчезновения человека из материального мира.

Этой идее посвящена серия картин Андрея Белова «Бессмертные», 2018 («Пикассо», «Дали», «Уорхол»). Однако выводы и оценки художника неоднозначны, далеки от оптимизма. Что-то настораживает, даже пугает в экспрессионистической трактовке образов: портретные изображения великих возмутителей спокойствия, Enfants Terribles искусства ХХ века, композиционно совмещены с изображениями их черепов. В христианской традиции череп входит в основную матрицу символов смерти, в то же время в истории мировой культуры с древнейших времен он не редко рассматривался как вместилище души, средоточие священной силы, которая защищала человека. Для Белова подобное смысловое содержание этих символов важно, имеет особое значение. Но их пафос и величие в его работах словно преломлены сквозь призму уходящего постмодернистского видения. Преодолеть иронию и всецело отдаться романтическим настроениям очень сложно современному человеку. Отсюда — метания между цинизмом и идеализмом, деструктивным отрицанием и верой. Андрей Белов, обращаясь к предтечам искусства XXI века, сумел выразить в своих работах это мироощущение современного художника, проявившееся в неоднозначности его отношения к объектам интерпретации. Лица на портретах сурово сосредоточены, взгляды пристально и вопрошающе направлены на зрителя. В то же время пустые глазницы и ернические оскалы черепов — намеренный диссонанс строгой сдержанности и духовной наполненности портретных образов. Причем каждый череп наделен легко узнаваемыми эпатажными элементами имиджа своего обладателя: знаменитые усы Дали, «вечная» сигарета Пикассо, эксцентричный седой паричок Уорхола, который он носил с юных лет. Трагизм и шутовство — вечные спутники Артиста, Художника в его странствиях сквозь время и пространство, сквозь смерть и воскрешение.

Картины из цикла «Real Time» (2012−2018): «Нулевое время», «Рассвет», «Полдень», «Закат», «Ночь», — пожалуй, самые гармоничные среди работ Андрея Белова. В них больше света, больше надежды. В отличие от монохромности более ранних произведений, построенных чаще всего на драматичных контрастах света и тени (яркие лучи света, подобно молнии, выхватывают из мрака фрагменты лиц и торсов трагических героев художника), Белов погружается здесь в пространственное марево света, воздуха, цвета. Подобно импрессионистам, но преследуя совершенно иные цели и используя иную живописную манеру, он пишет один и тот же мотив и, варьируя колористическое решение, наполняет его разными чувствами, состояниями, образами. Это не конкретный пейзажный мотив, это некое метафизическое пространство, которое ассоциируется с пространством души человека. Мы ощущаем здесь чистоту зарождающейся новой жизни — нового дня, нового времени, здесь проливается шелестящий освежающий дождь и сквозь толщу облаков пробиваются солнечные лучи, здесь иррационально холодный, напоминающий лунный, свет слегка леденит сердце и возвышает душу.

В работе над проектом «Real Time» принимал участие китайский художник Юй Вэй — известный у себя на родине мастер каллиграфии в стиле «Шу Фа». Феномен китайской каллиграфии в том, что это не только язык, средство общения, но и инструмент выражения внутреннего мира художника, его чувств и мыслей. Как отмечают историки китайской культуры, каллиграфия Шу Фа — это высокое искусство, которое раскрывает всеобъемлющее единство противоположностей мира и которое способно подвигнуть человеческие души к возрождению и подъему духовных сил.

Изысканные по красоте своей линейной структуры и цветовому решению иероглифы-композиции Юй Вэйя, органично вписанные в живописные пространства картин Белова, становятся предметами эстетического наслаждения для глаз, усиливают философское звучание произведений. Каждый из иероглифов имеет определенное содержание, передает состояние души автора, откликающейся на импульсы, исходящие от живописных полотен. Гармоничное творческое единение двух художников в этих произведениях подобно музыкальной полифонии, где два голоса ведут одну тему, но остаются самостоятельными и сочетаются в единстве высшего порядка.

Проект «Real Time» продолжает развивать магистральную идейную линию творчества Андрея Белова — противостояние стандартизации личности человека. Проблема раскрывается в неожиданном ракурсе — художник посвятил свою работу теме «индивидуального почерка» в самом широком понимании этого феномена: «индивидуальный почерк» разных культурных и языковых систем в пространстве современного мира, индивидуальный почерк Художника, почерк обычного человека в его повседневной реальности. Эта тема представляется Белову важной и актуальной — риску исчезновения подвергнуты сегодня языки многих народов, втянутых в процесс всемирной глобализации. Цифровые технологии вытесняют на маргиналии современной культуры классические рукотворные виды искусства, мы практически перестаем использовать ручное письмо, которое является одним из главных элементов индивидуальной неповторимости человека.

В ситуации разрастающейся экологической и антропологической катастрофы, усталости от технологизации, террора рекламы, конвейера и симулярков Белов отказывается быть участником глобального потребления. Он предпочитает мыслить и действовать самостоятельно и независимо, основываясь только на принципах индивидуальности и творческой морали, как личном откровении. В своих убеждениях он уверен и последователен, несмотря на то, что сегодня это не самый перспективный стратегический бизнес-план.

Ольга Коваленко, кандидат искусствоведения
«Перспектива» г. Минск 1987 г.

Всесоюзный фестиваль по неофициальному искусству «Праздник искусства. Нарва-88» г. Нарва Эстония 1988 г.

ARTMIF. Москва 1991 г.

С этого момента А. Белов отказывается от какой-либо выставочной деятельности, не принимая ситуацию, сложивщуюся в 90-е гг. на российской арт-сцене, ведет аскетичный образ жизни, не переставая писать картины. А. Белов не только художник-нонкомформист, но и персоналия, своей позицией отстраненности от рынка, выразивший свою личную позицию.

В 2010 году об Андрее Белове был снят документальный фильм «Андрей», реж. В. Аслюк. https://news.tut.by/tv/216 278.html
Click to order
Cart
Узнать стоимость
Total: 
Оставьте номер телефона и мы перезвоним в течение дня и сообщим стоимость произведения.

Или позвоните на номер: +375 29 133−30−95 (Viber, WhatsApp, Telegram)
Ваш телефон